Почему в кино «качают маятник» неправильно — Тестостерон
Загружаются новые записи...

Почему в кино «качают маятник» неправильно

Кинематограф может показать многое, причем даже то, чего на самом деле не было и быть не может. Причем не просто показать, а сделать это ярко, зрелищно и привлекательно для самой широкой аудитории с различными вкусами.

Но есть и такие сферы жизни, показать которые кинематограф не в силах. Точнее, показать он сможет, но это уже не будет ярко, зрелищно и привлекательно. Одним из примеров того, что кинематографу недоступно, является работа спецслужб. По той простой причине, что «на первый взгляд как будто не видна». Как же тогда показать то, что не видно, да еще и не только «на первый взгляд» и без всяких «как будто»?

Здесь как раз тот случай, что киноверсия сильно отличается от реальности. Причем даже та часть работы, которая вроде бы должна как раз быть очень зрелищной, то есть захваты с драками и перестрелками. Стрельба получается зрелищной лишь тогда, когда стреляют много, а профессионалы стреляют лишь по необходимости. Так же и реальные драки не похожи на творчество Брюса Ли. К проблемам работы кинематографа со спецслужбами относится их закрытость и отсутствие малейшего желания делиться с кем-то своими секретами.

Термины «качать маятник», «стрельба по-македонски», «волкодав» и прочие широкая публика узнала из книг Владимира Богомолова «Момент истины» и «В августе сорок четвертого». Благодаря литературному таланту автора читалось все на одном дыхании и можно было действительно много интересного узнать про работу советской контрразведки. Нашлись желающие экранизировать романы, тем более что по произведению автора уже ставили кино. Это было знаменитое «Иваново детство» Андрея Тарковского.

Возможно, многим то, что описано в романе Богомолова, показалось вымыслом. Как это безоружный человек может уклоняться от пули, когда в него стреляют, чуть ли не в упор? Ничего сверхъестественного тут нет. Этому можно научить любого среднестатистического человека. Он должен освоить немного теории и потом годами нарабатывать определенные навыки.

Во время Великой Отечественной войны советская контрразведка, хоть и называлась СМЕРШ (то есть «Смерть шпионам»), убивала шпионов лишь в самом начале войны. А потом, с 1943 года, шпионов не просто брали только живыми, но нередко следовала команда брать их невредимыми. То есть складывалась ситуация, когда он в тебя стрелять может, а ты его даже бить сильно не имеешь права. В случае нарушения приказа следовал трибунал с расстрелом. В случае гибели при выполнении задания семья бы получала офицерский паек и денежное пособие на детей. И надо сказать, что брали живыми и невредимыми, и отнюдь не гибли при этом десятки контрразведчиков.

Причиной тому было то, что подготовка немецких агентов была хуже. И времени не было, и контингент не лучший. Их же набирали среди предателей, ценили не сильно, да и времени на обучение было не так много. Кроме того, советская система обучения была просто лучше. Создали ее еще в Российской империи с использованием и заимствованием самых разных методик. Изучали восточные единоборства, в первую очередь японские, привлекали медиков, цирковых артистов, спортсменов. Причем многие известные навыки использовались совершенно неожиданно. В «качании маятника» любой дзюдоист легко узнает знакомые движения, но применяемые совсем для других целей. В результате кропотливой многолетней работы была создана система подготовки, позволяющие русским контрразведчикам и жандармам выполнять такое, что даже кинематографисты не в силах показать. Каким образом этих специалистов затем смогли привлечь в советское время к работе СМЕРШа, остается тайной, но то, что они были, это факт. Об этом не раз упоминает в своей книге «Приемы стрельбы из пистолета. Методики СМЕРШ» А. Потапов, сам работавший в спецслужбах.

В экранизации романа Богомолова есть сцена, где показано то, что на языке спецслужб называется «скоротечные огневые контакты на малых и предельно малых дистанциях», но лишь языком кинематографа. Автор описал действительно доступную лишь профессионалам ситуацию, когда оперативник на открытом месте двигается так, что в него невозможно попасть обычному стрелку без специальной подготовки. При этом он не совершает никаких эффектных кувырков, не палит из пистолетов, с точки зрения стороннего наблюдателя он вообще почти ничего не делает. В такой момент работа контрразведчика построена на постоянном фиксировании взглядом пистолета противника, понимании, куда полетит пуля, провоцировании противника на выстрел в другую сторону. Оперативник находится в постоянном движения, которое чем-то напоминает пританцовывание. Пистолет всегда направлен на противника. Само же «уклонение от пули» требует движения, измеряемого сантиметрами и долями секунды, и не имеет ничего общего с голливудскими боевиками. Никаких прыжков и кувырков, на них просто некогда отвлекаться.

Такое не оказать средствами кино, тем более что длится все секунды.

Следует отдать должное кинематографистам. Многие движения в кино действительно похожи на профессиональные, насколько это доступно актерам и каскадерам. Но из всего арсенала приемов спецслужб выбираются лишь самые эффектные, и применяются совсем не так, как требует обстановка.

1
LoveLove
0
HeartHeart
0
HahaHaha
0
WowWow
0
YayYay
0
SadSad
0
PoopPoop
0
AngryAngry
Voted Thanks!

Хорошие новости!

Мы запустили новый видеопроект, в котором вы узнаете о трендах уличной моды, а также о новостях брендов и научитесь отличать оригинал от палёных вещей.

Добро пожаловать на Yotube-канал "Shmoty"!

Перейти на канал

Комментировать

Loading Posts...