«Человек-волк»: почему Фрейд так и не смог вылечить своего русского пациента — Тестостерон
Загружаются новые записи...

«Человек-волк»: почему Фрейд так и не смог вылечить своего русского пациента

В монографии Зигмунда Фрейда «Из истории одного детского невроза», вышедшей в свет в 1918 году, главным действующим лицом был «Человек-волк», в образе которого предстал русский аристократ Сергей Панкеев.

Этот необычный одессит, попал в поле зрения Фрейда, благодаря своему психическому расстройству, не позволявшему ему жить полноценной жизнью.

Кто такой Панкеев?

Сергей Панкеев, прославившийся на весь мир под прозвищем «Вольфсманн», никогда не скрывал своего имени, и обратился за помощью к Фрейду не на анонимных началах.

Этот высокоинтеллектуальный юрист дворянин, умело владевший кистью, родился в 1886 году в поместье в Каховке. Рос смышлёный мальчик в окружении матери, отца, старшей сестры и няни, каждый из которых проявлял свою заботу о нём.

До 1906 года всё в его жизни поддавалось разумному обоснованию, но внезапное самоубийство сестры Анны после безобидной поездки в Пятигорск с посещением места дуэльного поединка Михаила Лермонтова, внесло в неё свои коррективы.

Сергей, потрясённый смертью близкого человека, впадает в уныние и по совету родителя обращается за помощью к русскому психиатру Владимиру Бехтереву, а затем и к его немецкому визави Эмилю Крепелину. Возможно, они смогли бы поправить психическое здоровье своего пациента, если бы в 1908 году от передозировки снотворным не скончался его отец. Ещё не оправившись от первого горя, Сергей получил очередной удар судьбы, ввергнувший его в глубокую депрессию.

Встреча с Фрейдом

Занимавшийся в Одессе психоанализом врач Леонид Дрознес рассказал Панкееву о практиковавшем в Вене психоаналитике Фрейде, который использовал в лечении новые самобытные методики. В 1910 году они вместе прибыли в Австрию, где и произошло знаковое знакомство Сергея с Зигмундом, с энтузиазмом взявшимся за лечение русского пациента, с проблемами которого не сумели справиться его соперники по ремеслу.

Фрейд пообещал найти причину тяжёлого психологического состояния, определить диагноз исцелить его при помощи своих теорий, лишённых разного рода компромиссов и Панкеев сознательно пошёл на этот эксперимент.

Ночной кошмар

В ходе бесед Фрейду удалось выяснить, что примерно с 4-летнего возраста Сергею по ночам постоянно снился один и тот же кошмар. Главными действующими лицами этого видения были сидевшие на ветках орехового дерева 7 громадных белых волков, наблюдавших за ним через распахнутое окно спальни. Совершенно очевидно, что маленького мальчика после нескольких таких снов охватила патологическая боязнь волков. Со слов самого Панкеева он испытывал невероятно сильный страх перед этими животными, и каждый раз, ложась спать, опасался, что они вновь явятся и съедят его.

Потом фобия волков перекочевала из сна в реальную жизнь, и Сергея охватывал ужас от одного только изображения этого хищника. Видя его вживую или на страницах изданий, русский аристократ начинал панически кричать и просить, чтобы его спасли.

Будучи уверенным, что именно этот сон является ключом к открытию двери в бессознательную область психики Панкеева, которая определяет его поведение, Фрейд начал его дешифровку.

Интерпретация Фрейда

Пойдя от противного и назвав в своих заметках боявшегося волков Сергея «Вольфсманном» (на немецком «человек-волк»), психоаналитик в первую очередь подверг критике поставленный ему ранее диагноз. Фрейд предположил, что причиной подавленного психологического состояния Панкеева был не «маниакально-депрессивный синдром», а невроз навязчивости, с течением времени развившийся в невроз страха.

По мнению психоаналитика во снах Сергея в образе мальчика-жертвы выступал сам пациент, волки олицетворяли его отца, а их ждуще-наблюдательное поведение свидетельствовало о его подавленной сексуальной фантазии.

Вслушиваясь в рассказы Панкеева, Фрейд предположил, что он в нежном возрасте, возможно, когда ему едва стукнуло 1,5 года, трижды становился свидетелем интимной близости родителей. Именно об этом говорили неподвижно сидевшие на дереве молчаливые волки. О связанных с ними бессознательными тревогами он вспоминал, когда старшая сестра показывала ему иллюстрации к книге «Красная Шапочка», а дедушка рассказывал истории о волке с отрубленным хвостом, погубившим их овечье стадо.

Фрейд интерпретировал откровения Сергея, как запрятанный в глубинах его души страх перед отцом, которого он в своих фантазиях воспринимал как сексуального партнёра. Чтобы привлечь внимание родителя, которого ревновал к сестре, он постоянно устраивал неистовые сцены и провоцировал его на рукоприкладство.

По заключению врача, болезненное влечение Панкеева к отцу возникло из-за того, что в раннем детстве, в возрасте 3-х лет он был «отвергнут» собственной няней. Она, заметив, что мальчик стал часто с удовольствием демонстрировать ей свои гениталии, напугала его, сообщив, что у тех детей, кто часто занимается подобными вещами, половой член отпадает, а на его месте появляется рана.

Фрейд констатировал, что страх кастрации нанес психике Панкеева непоправимую травму, которая объясняла его невротическое сексуальное поведение во взрослом возрасте с устойчивыми неудачами в эротических привязанностях.

Результат лечения

Курс лечения «человека-волка» продолжался 4 года, за это время врач и пациент стали добрыми друзьями, но так и не смогли полностью побороть болезнь.

Сергей, всегда вежливо отзывавшийся на медицинские запросы Фрейда, не желал всецело раскрываться перед ним, а когда доктору удавалось максимально близко подойти к интересующим его темам, аристократ включал «внутренний саботаж» и замыкался.

Именитый психотерапевт, полагал, что Панкеев сознательно не обнажал душу перед ним, поскольку за годы болезни привык к ней и не представлял своё существование без неё.

Испытывая глубочайшее разочарование от того, что так и не получилось установить должный контакт с пациентом, Фрейд на третьем году врачевания прибегнул к изобретённой им же технике «шантажа» и объявил своему подопечному, что в течение последующих 365 дней, он должен стать здоровым человеком.

Как и было оговорено ровно через год Сергей и Зигмунд завершили своё сотрудничество, хотя на самом деле хищники из детского сна тревожили «человека-волка» вплоть до его смерти в возрасте 92 лет.

Самый любимый больной Фрейда, встречу с которым он определял как настоящий подарок судьбы, пережил эмиграцию в Вену, фашистскую оккупацию и самоубийство жены. Работая страховым агентом, на досуге он рисовал картины, которые моментально скупались американскими и европейскими психиатрами.

Ошибка интерпретации

Тот факт, что Фрейду так и не удалось вылечить Панкеева, некоторые исследователи связывают с ошибкой интерпретации иностранной речи. По их мнению, психоаналитику в сновидении следовало обратить внимание не на волков, а на ореховое дерево, ведь в русском языке существует распространённая идиома «дать на орехи», обозначающая угрозу наказания за проступок. Возможно, если бы врач знал о ней, он бы по иному выстроил курс терапии Сергея, ставшего протопопом героя романа Германа Гессе «Степной волк».

6
PoopPoop
3
WowWow
2
HeartHeart
2
HahaHaha
2
LoveLove
2
AngryAngry
0
YayYay
0
SadSad
Voted Thanks!

Комментировать

Loading Posts...