Где в России рождаются лучшие кулачные бойцы — Тестостерон
Загружаются новые записи...

Где в России рождаются лучшие кулачные бойцы

Русский кулачный бой — одна из древнейших традиций и важный элемент народной культуры, восходящий к эпохе «военной демократии» у славян, когда каждый мужчина должен был обладать воинскими навыками. Традиция была встроена в систему воспитания мальчиков и просуществовала до начала XX века. Даже Сергей Есенин вспоминал, как его дед подзадоривал его к участию в «кулачке», считая, что так тот станет крепче. Хотя с кулачным боями пытались бороться: и церковь еще с XIII века, и государи: Елизавета Петровна, Александр I, Николай I. Все было тщетно — в областях, где бои были особенно излюбленной традицией, они были неискоренимы и прекратились как массовое явление только после революции и сталинской коллективизации, подорвавших народную культуру вообще и в том числе и обычай кулачных боев. Но даже и в 1960-е такие увеселения кое-где происходили.

Особенно распространенными «кулачки» были в центральной России и в казачьих областях, прежде всего, на Дону. Историк А. А. Лебедев писал еще в 1913 году в «К истории кулачных боев» № 7: «Кулачные бои продолжают еще существовать во многих местах обширного отечества нашего. Мне известно, что они происходят в Самарской, Подольской и кое-где в Полтавской губ., а вероятно и во многих других местах». Бои проходили и в Нижегородской губернии, и в Московской, и в Новгороде. Время от времени кулачники каких-то областей обходили славой других. В XVIII веке славились казанские суконщики, отдельные тульские бойцы. Кулачные бои проводили и вчерашние крестьяне в городах — например, в Москве около фабрик, даже в 1920-х. Вокруг боя скапливались зрители, торговцы, были у публики свои любимые бойцы, на которых делали ставки. В московских кулачных боях нередко участвовали татары, считавшиеся хорошими бойцами. А в Петербурге, где бились на Неве и на Фонтанке, сходились фабричные люди и чухонцы. Помимо основных носителей боевых традиций, русских, неплохими ударниками становились и представители других народов.

Конечно, отличными бойцами «кулачки» были и казаки, у них традиция была особенно широко распространена — у казачества и «вольница» была (царские запреты кулачки там еще больше игнорировались), и там бои были естественным элементом жизни воинского сословия. Казачья молодежь должна была обязательно участвовать в боях. В кулачных схватках стенка на стенку отрабатывались военные тактики, шла постоянная смена бойцов первого ряда на бойцов второго и третьего рядов, тренировалось умение держать фронт и действовать по команде атамана и его помощников. Использовались и боевые тактические маневры — отступление, охват с фланга, прорыв центра.

Помимо воинской подготовки, кулачные бои влияли и на социальные связи в русских сообществах. Исследователь А. В. Грунтовский в книге «Русский кулачный бой» пишет: «Традиционная культура — это гармонизированный быт». Разумеется, такой ее важный элемент, как кулачный бой, не мог не накладывать свой отпечаток на быт русского человека в целом и подчеркивал социальную структуру. Например, в начале гуляний с кулачными боями народ собирался вокруг атамана, при котором играл гусляр или гармонист, и с ним во главе проходили по селу с песнями и плясками. Шествие завершалось «ломаниями» — «бузой», то есть игрой, которая была разминкой и настроем на сам бой. Таким образом, насилие приобретало оттенок развлечения, в восприятии русских людей оно становилось не таким опасным и неприемлемым, как это воспринимается сегодня. Жестким правилом было лишь не биться «по-увечному» и ногами не бить лежачего, но драка в целом смотрелась как органичная часть праздника. А. А. Лебедев подтверждает: несчастные случаи получения увечий или убийств вызывали сожаление, но не осуждение. К примеру, житель донских земель рассказывал волгоградским этнографам о «кулачках» в начале XX века: в одном случае атаман убил кого-то в ходе боя в станице Глазуновская, но «обчество простило его». Убийство было прощено как часть ритуального боя и не воспринималось как преступление. Таким образом, традиция кулачных боев увеличивала и терпимость к насилию вне кулачных боев, к другим его видам, в том числе к домашнему насилию, чрезвычайно распространенному в русской деревне.

Кроме того, стеночные бои и поединки, демонстрировавшие удаль борцов, были, как указывает Грунтовский, «организующим фоном, на котором складывались сексуальные отношения», ведь кулачные бои происходили на глазах незамужних девушек и жен участников. Бои были своего рода и брачными играми, что отразилось в языке: например, фраза «отбить девчонку» выдает в прошлом буквально боевой характер мужской конкуренции за сердце дамы. Имели бои и ритуальное значение, сопровождая празднества. Они проводились во время «растряса лугов» (во время раздела земель жеребьевкой), под окончание сбора урожая и по другим праздникам (Масленица, Пасха, Троица), а также после возвращения домой служилых казаков.

К тому же кулачный бой воспитывал не только воинскую этику, но и чисто гражданскую: умение поддержать своих друзей, постоять за себя, ограничить свой уровень агрессии до социально приемлемого. В конце концов, кулачные бои помогали людям сплотиться и обрести приятелей. Писатель Леонов в романе «Вор» писал, что только в кулачных боях можно найти надежных товарищей, так как в схватках «вся людская повадка насквозь видна». Таким образом, бои напрямую влияли на многие сферы жизни русского общества и потому столетиями оставались устойчивым элементом народной культуры.

13
WowWow
6
YayYay
3
HeartHeart
3
PoopPoop
1
LoveLove
0
HahaHaha
0
SadSad
0
AngryAngry
Voted Thanks!

Комментировать

Loading Posts...